ДОРОФЕЕВ Денис Валентинович — целитель ушел из жизни молодым

ДОРОФЕЕВ Денис Валентинович (родился 1972 в Прибалтике – 28.04.1997)

Целитель, экстрасенс. Перенял часть знаний у старца Рижского, занимался лечением людей от большинства известных недугов с помощью лекарственных трав. Получил широкую известность травника, несмотря на то, что прожил всего 25 лет. [\”Свет\” 1996, N 1, с.1, с. 34; 1998, N 4, с.30-31].

Час пик  от 28.01.1997 (1997) видео с его участием.

Целитель Денис Дорофеев.
Рассказ.

Спаситель за спасителем обрушиваются на наш грешный мир, обещая «бороться за наши души» и исцелить «всех, всех, всех». А мы так спешим поверить, забывая, что испытание надеждой — может быть самое тяжёлое для человека. Спасители поскромнее не обещают исцелить всех, но с удовольствием демонстрируют свои дипломы, сертификаты… И хотя всё это вызывает иногда усмешку, а иногда серьёзные опасения (в зависимости от уровня реального воздействия), институт целительства стремительно возвращается в нашу жизнь. А мы, оторванные от исторических корней, забывшие всё, что можно, удивлённо спрашиваем: «Откуда они взялись, эти экстрасенсы? Кто они? Чего от них ждать?»

Я, демобилизовавшись из армии и вернувшись домой в Москву, стал искать свой путь лечения болезни, связанной с травмой головы в армии. Через некоторое время нашёл в Москве «Центр традиционной народной медицины», а в нём познакомился с 19-летним народным целителем Денисом Дорофеевым. Произошло это весьма банальным путём — пришёл на приём. И вскоре… получил назад деньги и ещё совет — заняться собой самому. Тогда я был, признаюсь, несколько обескуражен, а сейчас благодарен Денису не меньше, чем те люди, которых он вылечил (а их число перевалило за тысячу). Благодарен прежде всего за то, что он помог понять мне — у каждого свой путь, и никто не сделает за нас то, что мы должны сделать сами.
А как же огромные очереди в Центре традиционной народной медицины, где принимает Денис, и поразительные результаты его сеансов? «Ему дано это свыше» — говорят его пациенты. И выходят камни, когда врачи дают заключение — «операция», рожают давно потерявшие надежду иметь детей, истерзанные болезнью хроники забывают свои страдания. «Это просто чудо» — шепчутся в очереди…  Сам Денис не любит рассуждать на эту тему, считая, что его дело — лечить, а не говорить.
Но желание разобраться во всём одно из самых сильных у человека. И вот я пробираюсь между людей, сидящих и стоящих в узком коридоре. Чем ближе к заветной двери, тем труднее мне это делать. Дверь открывается, Денис приглашает очередных пациентов и, узнав меня,  выдёргивает меня из толпы.
Полумрак, горят свечи, на стенах пучки трав, над письменным столом иконы. Хорошо продуманный контраст с коридором усиливает атмосферу таинства, однако сам Денис держится просто, нарочистой таинственности не напускает. Улыбается, шутит, хотя  чувствуется, что внутри напряжён, собран. Что-то рассказывать, отвечать на мои вопросы он просто не в состоянии. В день принимает иногда до ста человек. Только вечером он снимает халат, тушит свечи, умывается, садится, и мы начинаем беседу.
— Денис, я наверное, никогда не видал такого количества тяжелобольных людей сразу. Откуда столько боли, страданий?
— Наши болезни вытекают из наших поступков. В восточной медицине прослежено, например, какие отрицательные эмоции приводят к какой болезни. Но если смотреть глубже — многие живут, я бы сказал, не своей жизнью. Мы слишком поглощены внешней стороной событий, забываем остановиться, прислушаться к своему внутреннему голосу. И вот нарушается гармония, равновесие, появляется болезнь.

— У тебя есть какой-то набор приёмов, методов?
— Я использую то, что подсказывает мне интуиция. Это и средства из арсенала русской народной медицины — трава, мануальная терапия, заговоры и многое другое, что является моей профессиональной тайной.
Но главное здесь не в методах, а в целителе. Часто в моих руках действуют методы, которые у других малоэффективные.

— И какие болезни ты лечишь?
— Практически любые. Но здесь всё индивидуально. Я смотрю не на болезнь, а на человека.

— То есть ты не всех берёшься лечить?
— У каждого свой путь, и кого-то мне дано вылечить, а кого-то нет.
Если человек ко мне пришёл, это уже не случайно. Но здесь ещё очень важно, как он распорядится с тем, что здесь получит. Кто-то умудряется опять угробить себя. Это случается, когда человек не вынес из болезни никакого урока.

— Сейчас открыто столько курсов по народной медицине, биоэнергетике. А ты смог бы обучить тому, что ты делаешь?
— Я подчиняюсь негласному закону — целители могут передать свой дар очень проверенным людям, чаще всего по наследству. Здесь важна духовная близость, так как далеко не всё можно рассказать, объяснить. Ты же видел, что я всех лечу по-разному, не всегда зная заранее, как я буду лечить. Кстати, ко мне приходят всё больше людей, испытавших воздействие горе-экстрасенсов, лезущих в такие сферы, куда им и подходить-то нельзя. Вообще, чем больше получивших доступ к знаниям, а значит и силам, с которыми они не умеют обращаться, тем ближе мы к катастрофе. А что мы к ней близко убеждать, по-моему, уже никого не надо.
Если у человека талант, то он, как правило, раскрывается сам. Его получают не на курсах. Большинство людей, действительно чем-то обладающих, сидят себе в деревнях, да лечат потихоньку. Свои секреты они вряд ли откроют.

— А как ты сам пришёл к целительству? Когда ты понял, что можешь лечить?
— В 17 лет я получил полную веру в свою способность лечения людей, до этого были скорее предчувствия. Я жил в небольшом городке Усинске в Коми АССР. Много наблюдал за природой, вслушивался в неё: надолго уходил один в лес, долго возился с животными, цветами. Мне советовали учиться на биолога, пророчили большие успехи. Но я чувствовал тягу к медицине. У меня прабабушка тоже лечила, но я её мало знал, она жила в Прибалтике, но многие её заговоры мне рассказала потом бабушка. Я вообще любил расспрашивать старушек, как раньше врачевали.
Я интуитивно чувствовал, что могу лечить и стал пробовать что-то делать. Иногда самому казалось, что я шарлатан, но смотрю — люди выздоравливают и вылечиваются. А потом меня нашли мои учителя, и я вошёл в закрытый для большинства мир.

— А страшно не было?
— Поначалу было, т.к. я боялся, что чересчур много знаю. Очень испугался, когда встретился с душами умерших. А потом привык, стал чувствовать себя очень просто. Я знаю достаточно, чтобы ничего не бояться и спокойно относиться к неприятностям.

— Ты мог бы бросить лечить?
— Нет. Под вечер иногда так устанешь — видеть пациентов не можешь, а два дня не лечишь — чего-то не хватает. Раньше при долгих перерывах в лечении пациентов у меня были сердечные приступы, кровь из носа шла. В детстве много болел, а начал лечить — всё прошло.

— Я слышал, у тебя бывают моменты ясновидения. Ты предсказываешь людям их судьбу?
— Иногда ко мне приходят с просьбой определить: жив человек или нет по фотографии. Обычно мне это удаётся. А вот предсказаниями не занимаюсь — это грех. Представь себе, что твоя жизнь — дерево, у которого ствол — пройденный путь и веточки — различные судьбы. Но гадальщик или предсказатель видит лишь одну, по ней и гадает, подталкивая к неосознанному выбору. Поэтому часто и говорят: «Цыганка, цыганка, погадай мне и нагадай счастья». Но это, вмешательство в судьбу, грех.
Экстрасенс, он ведь не хозяин, а проводник. Он может знать, но не имеет права выводить это наружу по своей воле, чтобы не получилось, что он управляет событиями.

— А как ты относишься к лечению за деньги?
— К сожалению, для целителей открыта только коммерческая медицина, мы больше никому не нужны. Я ведь должен платить организатору и зарабатывать себе на жизнь. Кроме того, в обществе деньги нужны, чтобы быть независимым.
У меня большие планы. Ведь если государство не занимается развитием медицины, кто-то должен это делать. Испокон веков на Руси при церквях и монастырях были бесплатные приюты, лечебницы, гостиницы. Вот и я хотел бы открыть такой центр, где можно было бы лечиться, жить, и молиться Господу Богу, где велись бы просветительские работы, где желающие могли бы уединиться для духовного очищения.
Я хотел бы помочь людям, которые не могут лечиться за деньги, не могут себя обеспечить. Кстати, хотя сам я — православный, считаю, что в таком деле возможно сотрудничество представителей разных религий и тех, кто считает себя неверующими. Но чтобы осуществить эту мечту, нужно объединить усилия очень многих людей, общественных организаций. Видимо потребуется создание благотворительного фонда.

— Спасибо, Денис, за беседу. Я надеюсь, что твоя мечта сбудется, желаю тебе удачи.

После этой беседы я ещё несколько раз встречался с Денисом. Состояние моего здоровья значительно улучшилось. Я углубился в свою работу и больше с ним не встречался, но у меня навсегда сохранилась благодарность за улучшение моей судьбы, связанное со здоровьем и появлением нового взгляда на свою жизнь.

В мае 1997 я узнал, что в конце апреля Дениса не стало.

Эпилог.

В результате общения с Денисом я поверил в себя, выздоровел.
В октябре 1993 года я  вернулся домой на Кутузовский проспект. Вид из окна  на кухне подпортили – Белый дом стоит в каких-то простынях после пожара. Уцелело здание СЭВ, в котором теперь расположилась мэрия и “Мост-банк”. А часы на Белом доме не устояли. Да и вся Москва  изменила свой вид. Так напротив «Бородинской панорамы», стоящей на  правой стороне Кутузовского проспекта,  к голени  ноги  высокого фонаря, торчащего из тротуара,   прикреплён громадный плакат с изображением ковбоя в шляпе. В руке ковбоя лассо, в конце которого в петле держится большая коробка сигарет «Chesterfield», а внизу плаката мелкими буквами написано «Музей “Панорама Бородинской битвы”». Вероятно, в панораме теперь «помимо прочего»  хранятся, как главная ценность, такие американские сигареты. Проспект, впрочем, и сама Москва, похоже, оккупированы. Вывески почти всех торговых магазинов, как промышленных, так и продовольственных товаров, рекламные плакаты на растяжках над улицами написаны на аглицком языке.
За окном иногда стреляют. Сейчас это не редкость, и если я вышел живым из всех передряг последних месяцев, то только благодаря тому, что Бог хранит. Меня ведь занесло в самую бандитскую область – работу с недвижимостью, стал риэлтером.

Кажется, здесь, дома, я немного более «Я», хотя и хорошо бы не зависеть от места и внешних обстоятельств. Сейчас сижу за письменным столом, периодически говоря по телефону или берясь за гитару, и пытаюсь привести мысли  в порядок. Обдумывая  теперешнее положение, пытаюсь мыслить о том, что будет дальше в моей стране, в Москве. Под утро родился  небольшой рассказ. 

Экстрасенсы 90х в Усинске.

Шарлатанов среди экстрасенсов хватает, но есть и реальные экстрасенсы, их очень мало но они есть.
В 1990 году в Усинск приехала экстрасенс Чеботарева, она остановилась у своих родственников на Ленина 9.
У нашего сына был в то время сильный диатез, чесался, мучался, помощи было ждать не откуда, решили
попробовать экстрасенса. Попасть на квартиру не смогли.

Но было выступление Чеботаревой -публичное. Оно  проходило в здании Усинск Строя в актовом зале, сейчас в этом здании находиться филиал университета.Появилась экстрасенс (шальным) взглядом оглядела зал. Воскликнула -среди вас находиться паренек , который обладает сильным биополем. Этот паренек был -Денис Дорофеев. В последствии его судьбу прослеживали  по репортажам центральных каналов. Он стал стал известным экстрасенсом, любимцем московской элиты.
В репортажах появлялся в каком то экзотическом халате, полный антураж присутствовал.

Когда его нашла  Чеботарева ему не было и 20. Но умер он рано, внезапно  через несколько лет.
Модный некогда целитель Денис Дорофеев умер  в 1997 году. Печень.
Может это плата за слишком бурную магическую деятельность. А сына так и не показали экстрасенсу.

 

AlenkaMn

Related posts